Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Category:

КЛАССИКА ПСИХОЛОГИИ: З. Фрейд и У. Буллит о Вудро Вильсоне

История и теория психологии, выдающиеся личности, психологические издания. Давать оценку крупным политическим деятелям весьма сложно, часто мнения историков разнятся. Во вступлении к книге "Томас Вудро Вильсон. 28-й президент США. Психолог. исслед." (совместной с дипломатом У. Буллитом) Зигмунд Фрейд писал о том, что с самого начала появления Вильсона на европейской арене личность этого президента США не вызывала у него симпатий, а антипатии росли с течением времени. Не могу назвать себя большим знатоком политической истории первых десятилетий ХХ века, однако полагаю, что оценка личности лауреата Нобелевской премии мира (1919) Томаса Вудро Вильсона (1856-1924), представленная в работе З. Фрейда и У. Буллита, значительно уходит в сторону тенденциозности и излишней критики  (что не умаляет значения книги). 

Психоистория (700x392, 174Kb)    

Биографическая справка (из Интернета): "Вудро Вильсон, 28-й президент, вошел в историю США как одна из выдающихся личностей. У него были очевидные успехи в экономической политике и большой авторитет в связи с сохранением нейтралитета США во время Первой мировой войны. Программа прогрессивных экономических реформ Вильсона предусматривала понижение таможенных барьеров во внешней торговле, подготовку и проведение налоговой реформы, создание Федеральной резервной системы. В начале ХХ в. США стали самой развитой страной мира. В 1919 г. Вильсон был удостоен Нобелевской премии мира за идею организации Лиги Наций" (конец цитаты).

Простые истории. Американский историк Вудро Вильсон (телеканал "Союз"):



 

Аннотация к книге: "Глубинное психологическое исследование личности 28-го президента США Вудро Вильсона, проведенное основоположником психоанализа Зигмундом Фрейдом, является одной из фундаментальных работ по психологии личности, включенной во все учебные циклы по психоанализу (в Америке, Франции). Ее значение обусловлено также уникальной фактологической основой и является заслугой У. Буллита. В книге рассказывается о том, как глубинные внутренние конфликты, сформировавшие личность Вудро Вильсона в первые годы его жизни, проявили себя в его президентской деятельности и не только привели к конечному краху его внешней политики, но и способствовали его распаду как личности" (конец цитаты). 

Вероятно, не малую роль в односторонней (черно-белой) оценке личности этого политика сыграла слабая этика Фрейда (болевая белая этика типа ИЛЭ), в то время как анализ внутренних конфликтов, как это понимал австрийский психолог, в связи с разработанными им принципами анализа психики, достигает высочайшей дифференцированности и утончённости. Не зря же доктор Эрнест Росси назвал Фрейда "гением анализа", за его выдающиеся способности в построении логических обобщений. С поправкой на эту односторонность и "плоскость" оценки личности Вудро Вильсона, излишней критики идеализма 28-го президента США, психобиографическое исследование Зигмунда Фрейда и Уильяма Буллита представляет несомненный интерес, является классикой психологической науки. 

Для знакомства с методологией и теорией, разработанной Фрейдом, приведу большой фрагмент из книги - заметно стремление австрийского психолога выстроить психологию на строгом научном фундаменте, в то же время, обращают на себя внимание естественно-научные аналогии, определённая доля редукционизма. Цитата из работы З. Фрейда и У. Буллита:

"Нам известно о многих аспектах жизни и характера Вильсона. Нам приходится отказаться от надежды провести исчерпывающий анализ; тем не менее нам достаточно многое известно о его личности, чтобы оправдать нашу надежду на то, что нам, возможно, удастся наметить основной путь его психического развития. К тем фактам, которые нам известны о нем как об индивиде, мы добавим новые, которые, как открыл психоанализ, справедливы для всех людей. В конце концов, Вильсон был одним из нас и подчинялся тем же законам психического развития, что и другие люди, а всеобщность этих законов была доказана психоанализом на громадном количестве индивидов.

Говоря это, мы не имеем в виду, что психоанализ открыл последние загадки человеческой жизни. Образно выражаясь, психоанализ открыл дверь, ведущую к душевной жизни человека, и позволил нам узнать о существовании немногих объектов, расположенных рядом с этой дверью, хотя те объекты, которые расположены в большей глубине, все еще окутаны мраком. Психоанализ позволил нам немного осветить многое неизвестное, так что теперь мы в состоянии различать контуры определенных объектов в темноте. Мы можем описать определенные механизмы, которые используются глубинными пластами психики, описать которую в целом мы не можем. Наша наука еще очень молода, и дальнейшие исследования, несомненно, докажут, что те контуры, по которым мы в настоящее время пытаемся различать эти объекты, не были окончательно истинными. Но наше ожидание того, что позднее придется изменить некоторые детали современных концепций, не должно служить нам помехой для использования этих концепций в настоящее время. Работа Ньютона не объявлялась бессмысленной, потому что после него был Эйнштейн; и если бы не было Ньютона, то, возможно, не было бы и Эйнштейна. Поэтому мы будем, как само собой разумеющееся, применять определенные теоремы, разработанные психоанализом на основании открытых им фактов, которые он в настоящее время требует принимать на веру. Представляется необходимым привести, как можно в более сжатом виде, некоторые из этих концепций и предположений перед тем, как мы начнем исследовать ту психологическую проблему, которая представлена характером Вильсона.

Мы начинаем с аксиомы о том, что в психической жизни каждого человека с момента его рождения действует активная сила, которую мы называем либидо и определяем как энергию Эроса. Либидо должно где-то размещаться. Мы полагаем, что оно "наполняет" определенные области и части нашего аппарата психики, как электрический ток заполняет батарейку или "аккумулятор"; что, подобно электрическому заряду, либидо подвержено количественным изменениям; что при задержке разрядки оно вызывает напряжение, пропорциональное количеству заряда, и ищет выхода; далее, что оно постоянно питается и снова поставляется физическими генераторами.

Либидо вначале накапливается в любви к себе - нарциссизме. Эта фаза хорошо видна у младенца. Его интерес ограничен актами и продуктами своего тела. Он находит все источники удовольствия в себе. Конечно, даже неотнимаемый от груди, ребенок имеет объект любви, материнскую грудь. Он может, однако, путем интроекции сделать этот объект частью себя и относиться к нему как к части себя.

Мы противопоставляем нарциссизму объектную любовь. Иногда состояние, сходное с нарциссизмом новорожденного, сохраняется взрослым, который в этом случае кажется нам ужасным эгоистом, неспособным любить кого-либо или что-либо, кроме себя; но обычно в ходе жизни часть либидо направляется на внешние объекты. Другая часть продолжает прочно держаться себя. Нарциссизм является первым пристанищем либидо и остается его самым гостеприимным домом. У разных индивидов пропорция между нарцисстической и объектной любовью очень сильно варьирует; основной заряд либидо может размещаться в себе или в объектах, но ни один человек не обходится полностью без любви к себе.

Наша вторая теорема гласит: все человеческие существа являются бисексуальными. Каждый индивид, является ли он мужчиной или женщиной, состоит из элементов мужественности и женственности. психоанализ установил этот факт так же прочно, как химия установила наличие кислорода, водорода, углерода и других элементов во всех телах органического происхождения.

Когда приходит конец первой фазе чистого нарциссизма и объектная любовь начинает играть свою роль, либидо начинает наполнять три "аккумулятора": нарциссизм, мужественность и женственность. Под выражением женственности мы понимаем все те желания, которые характеризуются пассивностью, основной потребностью быть любимым и склонностью подчиняться другим, что находит свое выражение в мазохизме, желании, чтобы тебе причиняли боль другие. С другой стороны, мы называем мужественными все желания, которые служат проявлением активности характера, подобно желанию любить и желанию достичь власти над другими людьми, контролировать внешний мир и изменять его в соответствии со своими желаниями. Поэтому мы связываем мужественность с активностью, а женственность - с пассивностью.

Основными объектами любви, которые ребенок находит, являются его мать и отец или их заместители. Его самые ранние отношения с родителями являются пассивными по своей природе: ребенок нянчится и ласкается ими, управляется согласно их желаниям и наказывается ими. либидо ребенка сначала разряжается через эти пассивные отношения. Затем можно наблюдать реакцию со стороны ребенка. Он желает стать активным по отношению к ним, ласкать их, командовать ими и отомстить им за себя. Вследствие этого, вдобавок к нарциссизму, для его либидо открыты четыре выхода: через пассивность к своему отцу и матери и через активность по отношению к ним. Из этой ситуации развивается Эдипов комплекс.

Для того чтобы объяснить Эдипов комплекс, мы должны ввести аксиому психоанализа, предположение из теории инстинктов, которое объявляет, что в психической жизни человека два основных инстинкта являются активными: Эрос, то есть любовь в самом шире ком смысле этого слова, чью энергию мы назвали либидо, и второй инстинкт, который мы назвали, в соответствии с его конечной целью, инстинктом смерти. Инстинкт смерти представляется нам как импульс к разрушению. Он является противником Эроса, который всегда пытается создавать все большие и большие объединения, совместно связанные либидо. Оба инстинкта с самого начала одновременно наличествуют в психической жизни и редко когда-либо проявляются в чистом виде, а являются, как правило, перемешанными в различных пропорциях.

Поэтому то, что представляется нам мужественностью или женственностью, никогда не состоит из чистого либидо, а всегда несет с собой добавочный элемент желания нападать и разрушать. Мы предполагаем, что этот дополнительный элемент является намного сильнее в случае мужественности, чем в случае женственности. Позвольте нам еще раз подчеркнуть тот факт, что каждая зарядка либидо приносит с собой некоторую долю агрессии и возвращение к Эдипову комплексу. Мы будем, однако, обсуждать лишь Эдипов комплекс мальчика.

Мы отмечали, что либидо ребенка заполняет пять "аккумуляторов": нарциссизм, пассивность по отношению к матери, пассивность по отношению к отцу, активность по отношению к матери и активность по отношению к отцу - и начинает разряжаться через эти желания. Конфликт между этими различными течениями либидо порождает Эдипов комплекс маленького мальчика. Вначале ребенок не ощущает никакого конфликта: он находит удовлетворение в разрядке всех своих желаний и не обеспокоен их несовместимостью. Но постепенно для маленького мальчика становится затруднительным примирять свою активность по отношению к отцу и матери со своей пассивностью по отношению к ним либо из-за возрастания интенсивности его желаний, либо из-за возникающей потребности объединить, или синтезировать, все эти расходящиеся потоки либидо.

Для маленького мальчика особенно трудно примирить свою активность по отношению к матери с пассивностью по отношению к отцу. Когда он желает полностью выразить свою активность по отношению к матери, он встречает на своем пути отца. Тогда он желает Избавиться от отца как от помехи, мешающей обладанию матерью; но, с другой стороны, заряд либидо, размещенный в пассивности по отношению к отцу, заставляет его желать подчиниться отцу, даже вплоть до желания стать женщиной, своей собственной матерью, чье место по отношению к отцу он желает занять. Из этого источника развивается впоследствии отождествление с матерью, которое становится постоянным ингредиентом в бессознательном поведении мальчика.

Желание маленького мальчика избавиться от отца становится несовместимым с его желанием быть пассивным по отношению к отцу. Эти желания ребенка вступают в конфликт. Поэтому нарушается разрядка либидо изо всех этих "аккумуляторов", за исключением нарциссизма, и ребенок находится в состоянии конфликта, который мы называем Эдиповым комплексом.

Разрешение Эдипова комплекса является самой трудной проблемой, с которой лицом к лицу сталкивается мальчик в своем психическом развитии. В случае маленького мальчика страх поворачивает большую часть либидо от матери к отцу, и его основной проблемой становится несовместимость его желания убить отца с его в равной степени сильным желанием полностью подчиниться ему.

Все лица мужского пола используют один метод решения основной дилеммы Эдипова комплекса: отождествление с отцом. Будучи в равной степени неспособен убить отца или полностью подчиниться ему, маленький мальчик находит выход, который примерно равен устранению отца и одновременно уходу от убийства. Он отождествляет себя с отцом. Вследствие этого он удовлетворяет как свои нежные, так и враждебные желания по отношению к отцу. Он не только выражает любовь к отцу и восхищение им, но также устраняет отца путем включения его в себя, как если бы он совершил акт каннибализма. С этого времени он сам становится великим обожаемым отцом.

Этот ранний шаг отождествления с отцом делает понятным более позднее честолюбивое стремление превзойти отца и стать более великим, чем отец, которое мы столь часто наблюдаем в юности. Тот отец, с которым маленький мальчик отождествляет себя, не является тем отцом, каков он есть в реальной жизни и каким он признается позднее сыном, но является отцом, чье могущество и добродетели достигли громадных размеров, а чьи слабости и ошибки отрицаются. Он является таким отцом, каким он представлялся маленькому мальчику. Позднее по сравнению с этой идеальной фигурой действительный отец неизбежно будет казаться малой пешкой; и когда юноша желает превзойти отца, он просто поворачивает от реального отца к отцовской фигуре своего детства.

Этот всемогущий, всемудрый, обладающий всеми добродетелями отец детства в результате его интроецирования ребенком становится внутренней психической силой, которую в психоанализе мы называем Идеал-Эго или Супер-Эго.

Супер-Эго проявляет себя на протяжении всей последующей жизни мальчика через свои приказы и запреты. Его негативная запрещающая функция хорошо известна всем нам как совесть. Его позитивная управляющая сторона является, возможно, менее заметной, но определенно более важной. Она находит выражение через все сознательные и бессознательные чаяния индивида. Так из неудовлетворенного желания мальчика убить отца возникает отождествление с отцом, Идеал-Эго и Супер-Эго.

Конечно, образование Супер-Эго не решает все трудности Эдипова комплекса, но оно порождает "аккумулятор" для определенного количества оттока части либидо, которое первоначально заряжало агрессивность по отношению к отцу. Однако в обмен на это Супер-Эго становится источником новых трудностей, с которыми начиная с этих пор приходится иметь дело Эго. Ибо Супер-Эго на всем протяжении оставшейся жизни предостерегает, запрещает, вытесняет и пытается изолировать и отвести от целей все те либидинозные желания, которые не удовлетворяют его идеалам. Во многих людях эта борьба в Эго между либидо и Супер-Эго не является жестокой либо из-за того, что либидо является слабым и легко подчиняется Супер-Эго, либо из-за того, что Супер-Эго является столь слабым, что оно может лишь смотреть, в то время как либидо идет своим путем, или из-за того, что идеалы Супер-Эго не превышают возможностей человеческой природы и тем самым не требуют от либидо большего, чем свойственно либидинозным влечениям данного индивида. Последняя разновидность Супер-Эго приятна для человека, обладающего им; но она имеет тот недостаток, что порождает очень заурядных людей. Супер-Эго, которое не требует многого от либидо, получает немногое" [с.50-56 в книге - Фрейд З., Буллит У. Томас Вудро Вильсон. 28-й президент США. Психолог. исслед. Пер. с англ. - М.: ИГ "Прогресс", 1999. - 288 с.]. 

 

Схема психоанализа (599x388, 57Kb)

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments