Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Categories:

Заметки о книге Вильяма Стюарта и др.

Методы психологии и психотерапии, психологические издания. Книга американского психолога-психотерапевта Вильяма Стюарта "Работа с образами и символами в психологическом консультировании" [Пер. с англ. - М.: Независимая фирма "Класс", 1998. - 384 с.] заполнила проблем в литературе по имагинативному психоанализу, существовавший в то время, стала популярной на годы. Как пишет Стюарт: Мое "крещение" как таковое прошло двумя путями: через опыт и образование в рамках трансперсональной психологии и анализ сновидений консультантом юнговской школы. Я отношу свое "обращение" к слиянию двух этих путей около пятнадцати лет назад. Как я сказал, опыт был лично освобождающим, но он также революционно изменил метод, который я применял в работе с клиентами. Мне нравится считать, что и до этого я был достаточно выразителен, но именно сознательное использование интуиции дало мне возможность "думать" в терминах образов, представляя чувства клиента и подавая эти образы как возможность" [с.7]. Автор с восхищением описывает возможности применения юнгианского имагинативного психоанализа, опыт терапевтических путешествий по исцеляющим образам.

Работа с образами и символами (182x277, 19Kb)

В. Стюарт даёт ёмкое и краткое теоретическое описание важнейших для имагинативного психоанализа концептов и подходов к ним: сознательное и бессознательное, психика, архетипы, психологические типы, принципы работы с образами, темы работы с образами и значение символов и др. Наибольшее внимание он уделяет практической презентации работы с образами, что говорит о его большом опыте такой работы. 

По поводу методических установок работы он пишет: "Может быть, необходимо указать, что темы даны не для того, чтобы их применяли как нечто, отрезанное от шаблона или сошедшие с конвейера. Это проводники, которых надо приспосабливать к ситуации и клиенту, а не применять в жестком соответствии с книгой. Терапевтическая работа с образами имеет свою структуру, но она обладает также спонтанностью. Мы не можем связать психику смирительной рубашкой заранее заготовленных представлений" [с.64];

"Как я уже указал выше, не всегда необходимо посвящать весь сеанс работе с образами; часто более эффективным оказывается сочетание образов и беседы" [с.35]. 

Если отнести указанные методические установки к символдраме (по Лёйнеру), можно сказать, что они размывают стереотипные представления о самостоятельности символдрамы, в частности, связанные с чёткой структурой мотивов, порядке действий и т.д. Несмотря на то, что Х. Лёйнер понимал порядок подачи мотивов (для представления клиентом) как чисто дидактическую конструкцию, полезную в образовании психотерапевтов, не редко этот элемент воспринимается как якобы признак отличия символдрамы от юнгианского имагинативного психоанализа. Однако это искусственные противопоставления, они и в среде символдраматистов не являются догмами, а также отображают логические противоречия концепции символдрамы у Х. Лёйнера. 

Как я сообщал ранее, Лёйнер перестраивал субъективную территорию, обустраивал под свои потребности, мало заботясь об истине. Жёсткая искусственная дихотомия экзистенциальных миров символдрамы и юнгианского имагинативного психоанализа стала ведущим мифом, который Лёйнер утверждал со всей страстью его эмоциональной натуры и мотивом бунта против авторитета создателя кататимно-имагинативной парадигмы. Для утверждения истины - одной из главный ценностей науки и научного сообщества, важно демифологизировать эту мифологему, продемонстрировать её вымышленную природу. Даже у такого психологически зрелого гения психологии, каким являлся Эрих Фромм, заметна определённая искусственность ряда его построений - резкие противопоставления бытия и обладания, некрофилии и биофилии, что далеко не всеми принимается, то что же говорить о бывшем танкисте, защищающемся от травмы созданием вымышленной жизненной карты (как говорится, карта - это не территория). Стратегические особенности мышления Идеолога (ЭИЭ) диктуют данному типу резкие дихотомические когниции, выражающие стратегические задачи. Для Лёйнера такой стратегической задачей было утверждение собственного величия, претензия на создание кататимно-имагинативной парадигмы, соответственно, возникла искусственная полярность внутри метода, который по многочисленным признакам является единым. 

Честность в науке (700x329, 76Kb)

В символдраме нет никаких элементов, которые бы качественно отличали так называемую "символдраму по Лёйнеру" от юнгианского имагинативного психоанализа - ни порядок подачи мотивов, ни интерпретации символов, ни представление образа в присутствии психотерапевта (что заимствовано у Г. Шмальца и опирается на теоретические положения в работах К. Г. Юнга), ни техники групповой работы (Лёйнер стал подстраиваться к модным тенденциям в психотерапии того времени), ни принципы работы с образами (они были известны в кругу юнгианцев и до Лёйнера), ни что либо ещё. Все ключевые элементы так называемой "символдрамы по Лёйнеру" являются заимствованиями, тем более, Лёйнер сам признавался: "...литература К. Г. Юнга была мне хорошо знакома, потому что в 1946-1948 гг. она была более доступна, чем важнейшие работы З. Фрейда (Leuner 1995, с. 7-9)" [Болле Р. Сестры-тени..., с.29 // Символдрама - осень 2010 - С. 18-35]. Несмотря на такие признания, немецкий врач с определённого времени практически исключает ссылки на Юнга, даже в ключевых работах по символдраме - в ходе исследований установлено, что это было обусловлено не какими-то придуманными "политическими причинами", а динамикой бессознательных защитных механизмов психики Лёйнера, потребностью выстраивания экзистенциальной дихотомии, обозначающей границы новой символической карты территории бытия. 

Этика науки (640x480, 142Kb)

Как-то отдалился от презентации книги... Вновь обращусь к замечательной книге В. Стюарта, который пишет: "Работа с образами освобождает энергию клиента, потому что большое количество материала привязано к архетипам и коллективному бессознательному. В дополнение к этому, воображение работает с символами, а символы, подобно сновидениям, отражают состояние бессознательного. Как любую способность, воображение можно использовать мудро или неправильно, для позитивного или негативного. Наверное использование воображения может привести нас к отрицательным чувствам по поводу самих себя. Терапевтическое использование воображения занимается именно тем, что облекает чувства в образы, а это затем делает возможным работу с ними" [с.16]. 

Предыдущее сообщение по теме: Эрих Фромм - Успешность как обесценивание человека: видео  

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments