Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Categories:

Апология бытия в учении Эриха Фромма

История психологии, психология личности. Данное сообщение одновременно является самостоятельным очерком и продолжением ряда предыдущих размышлений. О профиле личности и индивидуальных особенностях классика психологии ХХ века Э. Фромма (1900-1980), о ролевом сценарии Принца-Диониса, а также замечания о Х. Лёйнере. Обобщая впечатление от направленности работ и научного творчества Фромма уместно назвать его апологетом полноты бытия, выразителем бытийственных возможностей развития человека, а значит мы находимся на территории архетипического ролевого сценария Принца-Диониса или Динамичного Анимуса. 

Эрих Фромм (233x300, 29Kb)

Начиная с первых крупных работ Э. Фромма, таких как "Бегство от свободы" и другие, внимание социального психолога приковано к полноте реализации человеческих возможностей, к вопросам бытия человека, жизни выразительной, наполненной - биофилия, или же скучной, подавленной, сжатой - некрофилия. Сложно понять, откуда вообще возник такой подход к анализу - экзистенциальный когнитивный стиль, термины, образы, если мы не учитываем, что в данном случае они подсказаны информационным типом - ЭИЭ (Идеолог) и ролевым сценарием - Динамичный Анимус. 

В интервью журналисту Г. Ю. Шульцу "Во имя жизни: портрет через разговор" Фромм говорит: "Мы должны культивировать такое отношение к жизни, в котором самовыражение и полная реализация всех человеческих потенций признаются единственной реальной ценностью. Проще говоря, главное - быть, в противоположность иметь, потреблять и гнать вперед без оглядки" [с.133 в книге - Фромм Э. Ради любви к жизни. - М.: ООО "Фирма "Издательство АСТ", 2000. - 400 с.]. 

Фромма интересует эмоциональный опыт и шире - бытийственные ориентации, ведущие к полноте жизни или её подавлению и искажению, он мыслит экзистенциальными дихотомиями - приобщённость в противовес нарциссизму; преодоление и созидательность в противовес разрушительности; укоренённость и братство в противовес кровосмешению; чувство тождественности и индивидуальность в противоположность стадному конформизму; потребность в системе ориентации и потребность в поклонении: разум в противовес иррациональности. Не только как наблюдатель и учёный, Фромм - активный участник бытия, он страстно отдаётся политической борьбе и борьбе за реформирование психоанализа, настойчиво продвигает различные проекты, развивает новые учебные объединения психоанализа и много лет преподаёт. 

Естественен интерес выразителей Динамичного Анимуса к религии и мистицизму. Фромм активно интересуется вопросами религии, особую его заинтересованность вызывает дзен-буддизм и его экстатически-мистическая сторона: "Особый интерес Фромма вызывало переживание единства с воспринимаемым предметом, например цветком, и безграничное растворение в этом процессе собственного Я. Судзуки не только обучал такому восприятию, но сам его воплощал, и Фромм хотел учиться у него этому" [с.95, работа Райнера Функа "Эрих Фромм: страницы документальной биографии" в книге - Фромм Э. Мужчина и женщина. - М.: ООО "Фирма "Издательство АСТ", 1998. - 512 с.]. 

Характерные для Принца-Диониса реакции бунта также находят в жизни Фромма значительное место. Как пишет Р. Функ: "Опыт всей жизни показал Фромму, что подлинное и творческое начало может быть реализовано только в противостоянии большинству и в отрицании окружающего и общепринятого" [с.11, там же]. Не раз Фромм критически, даже резко отзывался о З. Фрейде - символическом отце, создателе психоанализа, который изучил Фромм. Впрочем, не раз он с определённой резкостью проезжается в своих работах и по другим известным психологам, а что касается его критики рыночной ориентации и денег, Функ так пишет: "Такие признания могут показаться лицемерным морализированием тем, кто не способен себе представить, что кого-то могут не привлекать деньги..." [с.11, там же]. Указанные особенности позволяют допустить, что личности Фромма ближе энеа-тип I (гнев, воинствующая добродетель), чем энеа-тип III (тщеславие, рыночная ориентация), что я предположил в одном из предыдущих сообщений. Особенности энеа-типа I задавали в некотором роде сбалансированный, уравновешенный модус проявления особенностей Принца-Диониса, в связи с чем Фромм далеко не всеми узнаётся как эмоциональный человек (есть соционики, которые относят Фромма к логикам-интровертам). 

Как пишет Райнер Функ: "Величайшее значение Фромма бесспорно заключается в открытии им самостоятельной аналитической социальной психологии..." [с.53, там же]. Иначе говоря, Фромм является крупным социальным психологом, создателем новых подходов в этой области. В соционике известно, что люди одного и того же информационного типа хорошо понимают мотивы поведения тождиков, образ мысли. В описании Фроммом социально-психологических механизмов того, как Гитлеру (ЭИЭ) удалось внушить ложные идеи массам, мы сможем лучше понять общие механизмы влияния Х. Лёйнера. Повторюсь, что именно самые общие механизмы влияние - никакого прямого отождествления здесь быть не может, Гитлер - сугубо отрицательная фигура, Лёйнер - имеет отрицательную сторону, связанную с масштабным плагиатом, в то же время, это врач, вылечивший большое число пациентов, популяризатор имагинативного психоанализа, гуманист. 

Фромм говорит Шульцу: "Следующий пункт, на который я хотел бы обратить внимание, это то, что Гитлер был актером. Он был таким превосходным актёром, что он мог заставить людей поверить, что его целью было спасение и благополучие Германии. Он делал это столь искусно, что миллионы людей поверили ему и просто игнорировали истину. Гитлер обладал неправдоподобным талантом обращать себе на пользу человеческое легковерие. Назовите это харизмой, гипнозом, демагогией или чем угодно" [с.165-166 в книге - Фромм Э. Ради любви к жизни]; 

"Он однажды сказал самому себе, что митинги следует проводить по вечерам, когда люди утомлены. Это делает их более доверчивыми, и они будут оказывать меньшее интеллектуальное сопротивление тому, что им говорят" [с.166, там же];

"Гитлер относился к тому типу вождей, которые нуждаются в поддержке масс, чтобы чувствовать себя сильными. Он не был таким деятелем, который мог бы разрабатывать и продвигать идею без поддержки сопровождающих его оваций. Он нуждался в аплодисментах и жаждал энтузиазма окружающих, чтобы пережить ощущение своего собственного самоутверждения. Его чувство власти питалось реакцией тех людей, к которым он обращался с речью. Это было ясно с самого начала, в маленьком первоначальном кружке, состоявшем из двадцати одного человека, которые образовали Национал-социалистическую рабочую партию в Мюнхене. Подобно всем нарциссам, он был настолько увлечен самим собой, что всякое произносимое им слово казалось ему содержащим величайшую мудрость и истину. Но он нуждался в других, которые поверили бы в него раньше, чем он сам смог поверить в себя. Если бы никто помимо него самого не поверил, он оказался бы на пороге сумасшествия, ибо его идеи вырастали не из рационально обоснованных убеждений, а из его эмоциональных потребностей" [с.166-167, там же]; "Для него истинность его идей доказывали именно овации, а не внутренняя последовательность самих этих идей. Гитлер никогда не проявлял ни малейшего интереса к тому, что есть истина" [с.167, там же]. 

Есть уверенность, что, при всём различии областей деятельности и личностей, существует доля сходства описанных социальных и мотивационных механизмов, особенно представляют интерес механизмы совмещения мотивов - оратора и аудитории, взаимных ожиданий. В Лёйнере было сильное начало артиста, социального психолога, способного воздействовать на аудиторию, вернее, умение обращать себе на пользу легковерие профессиональной общественности. Вероятно, он умел подключить собственные амбиции слушателей (докладов и семинаров), вызвать чувство симпатии к "новаторским" идеям, вернее, к его исполнению роли автора имагинативного психоанализа, умел выключить критическое интеллектуальное начало, обращаясь преимущественно к эмоциям и чувствам. Вызывают интерес тонкие наблюдения Фромма о потребности в поддержке, в овациях, подтверждении идей через овации - встречая позитивное отношение, Лёйнер всё более утверждался в своём авторстве заимствованных им научных построений. В то же время, самые незначительные технические новшества, в ореоле нарциссических установок немецкого врача, казались большим новаторством, подобно звукам "Да" и "Угу", которые Лёйнер использовал для сопровождения представления образов пациентов. 

Эрих Фромм о счастливых людях (отрывок из интервью 1977 года):



_____

Дионисийские мотивы в творчестве Б. М. Кустодиева: 

Ярмарка:

Кустодиев. Ярмарка (700x537, 505Kb)

Троицын день:

Кустодиев. Троицын день (700x689, 617Kb)

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments