Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Categories:

Энеа-тип III: продолжение

Профайлинг, психология личности, история психологии. Как я отметил в предыдущем сообщении по теме, энеатипный подход к построению профиля Х. Лёйнера возможно обозначить как интеграцию исследовательских гипотез - выделяя общую гипотезу о масштабном плагиате, и частные гипотезы, связанные с версией информационного типа, характерологическими особенностями и т.д. Сравнительный анализ творческого наследия К. Г. Юнга, его ученика Г. Шмальца, и Х. Лёйнера говорит об отсутствии авторского логического ядра в символдраме (по Лёйнеру), отсутствии качественных отличий символдрамы от юнгианского имагинативного психоанализа. Анализ личностных особенностей Х. Лёйнера подводит объяснительную базу под выявленным фактом масштабного плагиата, раскрывает мотивационную сторону такого деяния, что также относится к весомым доказательствам и аргументам. Материалов накоплено много - возможно их обобщение в монографии (приглашаю заинтересованных издателей). Обратимся теперь к другой книге Клаудио Наранхо, она называется "Характер и невроз" [Пер. с англ. Информационный центр психоаналитической культуры. - ЗАО "Диалог" - ИП "Лотаць". - СПб. - Мн., 1998. - 336 с.]:    

Книга Клаудио Наранхо (198x300, 65Kb)

"Для типа III характерно считать, что мир - это театр и что все в нем притворяются. Конечно, в действительности притворство - это единственный путь к успеху. Естественный вывод, который можно сделать из этого, состоит в том, что не следует проявлять свои истинные чувства. По аналогии с предыдущим типом, такой подход можно выразить фразой: "У меня не должно быть никаких проблем". Такая установка может проистекать, с одной стороны, из представлений о том, что наличие проблем делает общение не столь приятным, а с другой - вследствие преувеличения данным индивидом необходимости быть приятным для окружающих" [с.59];

"Механизм защиты

Центральное место в психологическом облике энеатипа III занимает его идентификация себя с идеальным представлением о себе, созданным как реакция на то, что от него ожидается окружающими, вследствие чего мы можем предположить, что в раннем возрасте здесь имела место идентификация с желаниями, критериями оценки и моделями поведения родителей" [с.257];

"...очевидно также, что склонность к имитации, ориентированная на внешние модели, более всего характерны для ценностей энеатипа III. В отличие от ситуации с интроекцией, при которой индивид, по-видимому, отчаянно цепляется за имевшую место в детстве идентификацию, тщеславие у взрослых представителей энеатипа III весьма типично проявляется не столько в идентификации себя с важными представителями прошлого, сколько в идентификации с современными и сконструированными образами того, что считается желательным в обществе. Таким образом, при разработке личного самоимиджа индивид энеатипа III, очевидно, проводит скрытое маркетинговое исследование для того, чтобы выяснить, что от него ожидает обобщенный другой. И именно этот "компьютерный" образ того, что ценится и чего хотят другие, индивид пытается воспринять и стремится подражать ему с характерным упорством" [с.257];

"Существенным для психологии энеатипа III (как и для седьмого) является механизм логического обоснования. Но для этого типа наиболее характерным - помимо механизма идентификации - является механизм отрицания: механизм, посредством которого утверждается, что что-то не соответствует действительности (в предчувствии того, что кто-то поймет, что это как раз ей соответствует). Этот маневр, нашедший отражение в реплике Шекспира: "Эта дама уж слишком много протестует", тесно связан с поддержанием собственного образа и, конечно, является прямым выражением обмана" [с.258];

"Наряду с инстинктивным ощущением игнорирования своего "я" или индивидуальности, обычно имеет место и ощущение незнания своих истинных желаний и чувств - ощущение, захватывающее их до такой степени, что они начинают признавать сфабрикованные чувства за свои, и их выбор определяется внутренней направленностью, но поддерживается во внешних моделях" [с.262];

"В бешеной погоне за достижениями, общественным статусом, аплодисментами, а отсюда - не имея возможности остановиться и заглянуть внутрь своей сущности, энеатип III как бы повторяет сам себе столь популярное в Америке приказание: "Не стой там, делай что-нибудь", тогда как на самом деле таким людям нужно давать обратное указание: "Не делай ничего, стой там"" [с.263]. 

___

Приведённые выше цитаты - точное попадание в модель поведения Х. Лёйнера и его мотивацию. Придя на обучение по методу аналитической психологии (имагинативного психоанализа), он оказался под большим впечатлением от авторитетного образа К. Г. Юнга, который в то время находился на взлёте социального признания - скрытое маркетинговое исследование Лёйнера сказало ему о том, что подражание именно этому образу позволит ему добиться успеха. С великим упорством немецкий врач повторял как сценарий вхождения Юнга в психоанализ и реформирования на основе имагинативного подхода, так и копировал настроение, атмосферу вокруг метода активного воображения. Следует добавить, что в случае с Лёйнером уместнее говорить не только об идентификации, а о более архаичном механизме интроективной идентификации, потому что им, вероятнее всего, вообще не осознавалась идентификация, она носила сугубо бессознательный характер. Есть основание полагать, что некоторые части "Я" Лёйнера находились на психотическом уровне, несмотря на его высокую профессиональную функциональность и социальную адаптацию - в частности, он не отличал своих идей от идей Юнга (что говорит о нарушении тестирования реальности), его убеждённость в собственном величии носила, вероятнее всего, бредовый характер и др. 

Описанный механизм логического обоснования активно представлен в поведении Лёйнера - свою претензию на "высокий статус новатора" он обосновал логически, сформировав контур символдрамы. В то же время, в этом логическом контуре присутствовали мощные искажения, что им всячески отрицалось. Лёйнер активно противопоставлял символдраму методу активного воображения, подобно даме Шекспира, и на это можно ответить, что уж слишком Лёйнер и его последователи противопоставляли, слишком они выставляли напоказ "предупреждение об ответственности" (за нарушение авторских прав) - это только выдавало их сомнения в собственном имидже и обман. Свидетели утверждают, что немецкий врач активно продвигал символдраму, рассказывал о ней везде, где только возможно - эта бешеная погоня за достижениями, статусом и аплодисментами позволяла Лёйнеру не заглядывать внутрь, не задумываться о своём истинном "Я", принимая сфабрикованные, играемые чувства (и роли) за подлинные. Характерологические радикалы, наиболее соответствующие модели поведения Лёйнера: истерически-нарциссический или нарциссически-истерический. 

По моим многолетним наблюдениям, энеатипу III в наибольшее степени соответствуют экстравертные типы, особенно такие: ЭИЭ, ЛИЭ, ЭСЭ, СЭЭ, ЛСЭ, СЛЭ. Для примера, Эрих Фромм (версия информационного типа - ЭИЭ), вероятно, также может быть описан в парадигме модели энеатипа III. Умеренного варианта проявления этого энеатипа. Фромм был высокочувствителен к социальным настроениям, переезжал из страны в страну, пытаясь освободиться от давления внешних оценок, регулярно тестировал социальную ситуацию, важной личной проблематикой для него был вопрос идентичности. Он использовал реактивное образование (защитный механизм) по отношению к рыночной ориентации, которую активно критиковал во многих своих работах. 

Предыдущее сообщение по теме: Энеа-тип III: особенности и пример

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments