Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Categories:

Мотив бунта у Х. Лёйнера

История психологии и психотерапии, методы психологии. Продолжаем исследование сопутствующих масштабному плагиату со стороны Х. Лёйнера обстоятельств - архетипический ролевой сценарий и информационный тип личности немецкого врача могут многое объяснить в особенностях его научного творчества, основным лейтмотивом которого (бессознательно) проходит тема бунта против символического отца - создателя направления, которое подробно изучал Х. Лёйнер, отрицание старого миропорядка. Как отмечает Г. Б. Бедненко в книге "Боги, герои, мужчины: Архетипы мужественности" (М.: Независимая фирма "Класс", 2005. - 320 с.): "Дионис обладал весьма сомнительным происхождением и статусом. Не удивительно, что он начал бороться с существующим положением вещей. Стихийный бунт с привлечением больших масс людей или же растворение в массе находится в ведении Диониса" [с.166]. 

Дионис - архетипический мужской ролевой сценарий Принца, или Динамичного Анимуса, в русле разработанной мною интегральной теории психологии, в классическом положении соответствующий информационному типу ЭИЭ (Гамлет, Идеолог, Артист). Есть основание полагать, что носитель информационного типа ЭИЭ - Х. Лёйнер, развивался по сценарию Принца-Диониса, что заметно по целому ряду признаков. Описывая особенности ролевой модели Диониса, Г. Б. Бедненко пишет о склонности к игре и символизации: "Это символизация реальности ("я буду индейцем, ты - моей женой, а ты - моя лошадь, и сейчас мы найдём место для вигвама") и овладение ею через символы. С помощью игры хаос неизведанного и непонятного превращается в космос - обжитое, знакомое и окультуренное пространство" [с.164]. Потребность в игре и символизации реальности у Лёйнера была выражена в высокой степени, как и стремление овладеть хаосом, превратить его в обжитое, окультуренное пространство из чётких указаний и правил поведения психотерапевта при проведении пациентов через образы. Однако это "обжитое пространство" всецело формировалось через бунт, через трансформацию старого миропорядка в иллюзорно новый. Таким путём рождалась новая игровая реальность, где Лёйнер вытеснял и замещал своего свергнутого и иллюзорно повергнутого отца, с которым он себя идентифицировал и бессознательно копировал практически всё из творческого наследию Юнга (по методу имагинативного психоанализа). 

Можно сказать, что даже само наличие бессознательной субличности в личности Лёйнера, второго "Я", это тоже вариант копирования Юнга, который описывал в себе наличие второй субличности - Мудреца (реализация архетипического сценария). За сценой осознаваемой субличности Лёйнера, за сценой его Эго, действовала субличность скрытого Мудреца-Юнга, которая и выступала основным "творческим" началом в построении символдрамы, вернее, источником переоткрытий созданного Юнгом. 

Принц-Дионис нередко ведом инстинктами, магическим мышлением - конечно, многое зависит от развитости личности. Как замечает Г. Б. Бедненко: "Дионис - тот бог, что призывает людей бросить все насущные дела и предаться желаниям толпы, раствориться в ней, в групповых инстинктах, влечениях и потребностях действия" [с.165], "Мужчина-Дионис (или человек, попавший под внезапное влияние архетипа этого бога) вдруг оказывается потрясён, поражён каким-то общественным явлением" [с.165-166]. Точно так, Лёйнер был потрясён и очарован разработанным Юнгом и его учениками имагинативным психоанализом, бросился в эту стихию, чтобы возглавить боковое течение и начать стихийный бунт против отца-основателя. А в том, чтобы создавать и вести стихийные социальные движения, Идеолог (информационный тип ЭИЭ) не имеет себе равных. Лёйнер везде, где только возможно, пропагандировал имагинативный психоанализ, привлекал в свои ряды новых адептов.    

Как я уже писал ранее, не исключено, даже высока вероятность, что немецкий врач употреблял (хотя бы пробовал) психоактивные препараты, такие как ЛСД-25. Ни в коем случае не называю Лёйнера нехорошими словами (типа "наркоман" и т.д.), однако весьма вероятно, что активно интересующийся темой наркомании врач, на собственном опыте испытывал действие препарата. Понятно, что его выбор профессиональной специализации - работа с наркоманами, исследование действия препарата ЛСД-25, могли носить личностные причины (тем более, если человек побывал на войне), это одно из слабых мест ролевого сценария Принца-Диониса и информационного типа ЭИЭ. Для сравнения, французский философ-экзистенциалист Жан-Поль Сартр (ЭИЭ, Принц-Дионис), по мнению его биографов, значительно злоупотреблял различными напитками и препаратами. Воздействие сильных психоактивных препаратов, типа ЛСД, способно усилить негативные личностные предрасположенности, привести к устойчивому нарушению восприятия реальности. Получилось так, что Х. Лёйнер полностью погрузился в игровую символическую реальность, которую он "окультурил" в соответствии с мощным мотивом бунта, поверил сам и заставил поверить других в собственное новаторство, величие и гениальность, в то время как он лишь играл роль на сцене психотерапевтического пространства. 

Предыдущее сообщение по теме: "БУРЯ И НАТИСК" В НАУЧНОМ ТВОРЧЕСТВЕ Х. ЛЁЙНЕРА

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments