Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Categories:

Из журнала "Символдрама". 0сень, 2010

На днях мне передали осенний номер (за 2010-й год) журнала "Символдрама", официального печатного органа МОО СРС (журнал стал издаваться недавно). Если бы я раньше знал о важных материалах (на тему начатой мною в июне 2010-го года дискуссии - аналитическая психология и символдрама), которые размещены в этом номере, то давно бы ознакомился с содержанием (также теперь заказал зимний номер, вскоре должны передать). Журнал оформлен с использованием фото знаменитого украинского памятника архитектуры и дизайна, дендрологического парка "Софиевка", который находится в Умани:   


 

 

Парк был создан владельцем города Умани польским магнатом Станиславом Потоцким как подарок любимой жене, греческой красавице Софии Витт-Потоцкой. Польский военный инженер Людвиг Метцель материализовал в парковых композициях "Софиевки" образы Гомеровской "Одиссеи", пантеон древнегреческих героев (архетипов). Алина Ковалевская неоднократно посещала этот парк и делала художественные фото, которые я постараюсь разместить в последующих постах. Недавно в этом городе проходила конференция по символдраме и редакция удачно приурочила в оформлении журнала это событие и юнгианскую тематику номера.

 

***

Сквозная тема номера: глубинная психология и символдрама. Большинство материалов посвящены методологическому переосмыслению символдрамы. Нужно сказать, что в журнале признаётся большинство из тех критических замечаний, которые были выдвинуты мною (и единомышленниками) начиная с июня 2010-го года!..

Иначе говоря, судя по этому номеру, символдрама, в соответствии с нашими пожеланиями, стала менять теоретическую ориентацию, исправляя допущенные значительные ошибки. Прежде всего, я обращал внимание на то, что вся теория и практика символдрамы - юнгианские, но при этом метод обозначается как психоаналитически-ориентированный. С другой стороны, многое в символдраме приписывалось авторству Ханскарла Лёйнера, хотя на самом деле является специфическим вкладом Юнга и юнгианцев в теорию и практику психотерапии.

В различных статьях журнала всё это получило отражение. Прежде всего, важна замечательная статья немецкого психотерапевта Ральфа Болле "Сестры-Тени... Метод "активного воображения" по К.Г. Юнгу  и Кататимно-имагинативная психотерапия по Х. Лёйнеру" (с.18-35). Ральф Болле - доктор медицины, практикующий юнгианский аналитик, профессор, доцент и тренер-аналитик института им. К.Г. Юнга в Штутгарте. В статье доктора Болле верно учтены и отражены многие из тех критических замечаний, которые я выдвигал в отношении исторически сложившейся ситуации в символдраме. (хотя, определённые темы дипломатично корректируются и обходятся молчанием, я имею в виду причины и масштаб заимствования Лёйнером).

"Некоторые важные принципы и основные положения метода "активного воображения" ("Aktive Imagination") К.Г. Юнга неожиданным, но весьма интересным образом оказываются связанными с Кататимно-имагинативной психотерапией по Х. Лёйнеру. Случайно ли это или за этим стоит какая-то скрытая, на первый взгляд, связь?" (с.18).

В данном фрагменте текста автор обозначает ставшую недавно актуальной тему - взаимосвязь, преемственность, между аналитической психологией и символдрамой не осознавалась, скрывалась и подавлялась, вытеснялась. 

"К.Г. Юнг определял "активное воображение" как специфическую форму диалогического обращения со спонтанно протекающим потоком внутренних образов, которое наряду с работой со сновидениями занимает центральное место в практике аналитической психологии. К.Г. Юнг уделял много внимания анализу взаимоотношений между направляющим, действующим и активным Я и образованиями бессознательного, он интегрировал невербальные методы в свою модель психоанализа и в связи с этим часто работал с имагинациями";

"В предлагаемой статье мне хотелось бы разобрать линии развития обоих методов и исследовать разностороннее влияние, которое аналитическая психология могла оказать на развитие теории Кататимно-имагинативной психотерапии. После обзора основных положений метода "активного воображения" я более подробно рассмотрю юнгианские идеи, которые через обучение Х. Лёйнера проникли в концепции Кататимно-имагинативной психотерапии. Особенно в ранних работах Х. Лёйнера можно ещё видеть психологические идеи К.Г. Юнга" (с.18).

Иначе говоря, в последней фразе автор обращает внимание на то, что вначале Лёйнер ссылается на Юнга, но постепенно эти ссылки исчезают, и, добавим к сказанному, автор символдрамы начинает забирать идеи Юнга, обозначая как свои и маскируя под маску психоанализа. В связи с этим, в символдраме возникает ужасный методологический хаос. На что и указывает следующая первая фраза доктора Болле:

"На первый взгляд, между К.Г. Юнгом и Х. Лёйнером мало общего. Но если более подробно рассмотреть методы, которые они создали, чтобы работать с имагинациями в психотерапевтическом процессе, то оказывается много точек соприкосновения и интересных линий развития.

В своих более поздних работах Х. Лёйнер уже лишь изредка обращается к аналитической психологии К.Г. Юнга. Но на начальном этапе развития Кататимно-имагинативной психотерапии связи  с аналитической психологией были ещё гораздо более явными, и некоторые важные положения теории К.Г. Юнга были словно крёстными родителями, духовными наставниками для выделения метода Х. Лёйнера..." (с.19). 

 

***

Описывая технику и теоретические основы активного воображения Р. Болле обращает внимание на отличие творчески-креативного юнгианского метода, позволяющего вступить в диалог с бессознательным, довериться внутренним образам и их динамичному потоку, от фрейдовского вербального психоанализа (здесь я вовсе не уничижаю огромный вклад З. Фрейда в психотерапию, а просто указываю на различия):

"Мне кажется особенно важным, что К.Г. Юнг здесь прослеживает связь активного воображения с самыми разными методами креативного и творческого взаимодействия с внутренними образами, и особенно с практиками, основанными на действии. Сегодня это кажется особенно интересным, так как работа с "третьим пространством" сейчас широко обсуждается в психотерапевтических кругах. Ориентированные на действие и процессуально-ориентированные концепции в психотерапии представляют сейчас широко распространённый, ценный подход к психотерапевтической работе. 

К.Г. Юнг рано показал относительность психотерапевтического эффекта классических "интерпретаций" наряду с невербальными процессами в рамках аналитической психологии. Это сделало возможным появление в юнгианском анализе различных невербальных методов как естественной части психотерапевтического процесса: рисования и лепки того, что человек переживает в своей душе, игры с песком (песочной пихотерапии Sandplay), танцевальной и музыкальной психотерапии, а также работы со сновидениями, образами и фантазиями" (с.26).  

 

***

О Лёйнере и влияниях на него. В этом разделе Р. Болле пишет: "Х. Лёйнер выбрал... профессора, почётного доктора медицины Густава Шмальца, "...известного юнгианца, который сам ещё проходил анализ у К.Г. Юнга. Я, несомненно, отношу Шмальца, который был значительным и необычным человеком, к одному из своих "больших учителей". Он заложил во мне основы переживания символических процессов и показал, как они действуют. Я узнал силу переноса, технику юнгианского анализа, формы амплификации (расширения и усиления) содержания сновидений и образов в мифологическом контексте..." (с.29), "Через два года после окончания анализа я получил от него доброжелательный отзыв, когда я доложил о своих первых экспериментах с Кататимным переживанием образов... Впрочем литература К.Г. Юнга была мне хорошо знакома, потому что в 1946-1948 гг. она была более доступна, чем важнейшие работы З. Фрейда" (с.29). 

Говоря иначе, Лёйнер обучался аналитической психологии у авторитетного юнгианца, который был лично знаком с Юнгом, детально познакомился с нюансами метода, кроме того, был хорошо знаком с литературой по аналитической психологии. Однако, автор статьи верно отмечает явное противоречие с этим: 

"Насколько мне известно, в своих важнейших публикациях Х. Лёйнер явно не говорит о юнгианских аспектах своего психотерапевтического образования и теоретической ориентации" (с.29). 

Далее автор прослеживает важное юнгианское влияние на Лёйнера профессора Густава Шмальца:

"Чтобы лучше понять родственные отношения между методом активного воображения и Кататимным переживанием образов, всё-таки очень интересно поближе познакомиться с профессором Густавом Шмальцем.

Можно исходить из того, что проф. Г. Шмальц во время своего анализа у К.Г. Юнга вполне мог познакомиться с методом активного воображения. Он долгие годы переписывался с К.Г. Юнгом и поддерживал контакт с аналитиками "первого поколения", особенно с Марией-Луизой фон Франц, которая много сделала для пропаганды метода активного воображения", 

"Он всё время подчёркивал, что опыт переживания внутренних образов сам по себе имеет существенный психотерапевтический эффект, и это происходит и без рационального толкования в психотерапевтическом смысле.

Интересно также, как выглядел сеттинг в психотерапии у проф. Г. Шмальца: на каждом сеансе он предлагал пациентам упражнение на релаксацию в стиле аутотренинга и проводил затем психотерапию в состоянии расслабления. Как показывал его опыт,  таким образом бессознательный материал легче может подняться на уровень сознания. В состоянии расслабления он работал с образами в качестве заданного мотива, которые пациент должен был представлять перед своим внутренним взором. Он также предлагал пациентам представлять в образе травматические воспоминания из их раннего детства и прорабатывать их в состоянии расслабления. Теоретическим основанием психотерапевтической работы Г. Шмальцу служила аналитическая психология, и особенно представление об аффективно заряженных комплексах, для которых в нашем бессознательном характерно в значительной степени автономное поведение" (с. 30-31).

Как можно заметить из написанного, близкий знакомый, единомышленник Юнга и фон Франц, профессор Шмальц использовал такой подход к активному воображению, который практически один к одному затем воспроизведёт Лёйнер в методе символдрамы, но уже без указаний на преемственность... 

"Многие аспекты практической работы Г. Шмальца, а также его теоретические идеи нашли отражение в концепциях, которые Х. Лёйнер позднее положил в основу Кататимного переживания образов. 

Примечательно, что особенно в ранних работах Х. Лёйнера 1955 г. ещё можно видеть явные ссылки на К.Г. Юнга.

Х. Лёйнер положил в основу своего подхода понимание символа К.Г. Юнгом, а именно что "символ - это самое лучшее из возможных выражений сознательно-бессознательной тотальной ситуации человека для ещё не понятого сознанием содержания", он подчёркивал "реальность образов" и постоянно разбирал заряженные аффектом комплексы. Имманентное родство с аналитической психологией К.Г. Юнга кроме того можно явно видеть в том, какое значение Х. Лёйнер придавал "архетипическим мотивам". Так он относил ландшафтные мотивы из окружающей природы сначала к коллективной, архетипической символике" (с.31),

"Первые концепции режиссёрских принципов, которые позволяют "символически осмысленное и индивидуально согласованное вмешательство в драму", также указывают на связь с аналитической психологией:

"Несомненно они (режиссёрские принципы) коренятся в области магически-мифологических переживаний, что можно считать "коллективным бессознательным" по К.Г. Юнгу (Leuner 1957, с.79).

Х. Лёйнер называет следующие режиссёрские принципы, которые он явно связывает с концепциями  аналитической психологии: уничтожить и ослабить, накормить и насытить, примирение и нежное объятие, конъюнкция (соединение) и присоединение, магически действующие средства и жидкости" (с.32).

 

***

В резюме доктор Ральф Болле пишет: "Мы можем таким образом сказать, что активное воображение по К.Г. Юнгу и Кататимно-имагинативная психотерапия по Х. Лёйнеру с самого начала находились в родственных отношениях, даже если взаимное влияние обоих методов многими авторами отодвигалось на задний план или не замечалось, потому что об этом не было известно" (с.33).

Согласен с тем, что Лёйнер внёс значимый вклад в развитие и популяризацию метода активного воображения, однако обращает на себя внимание, что практически вся основная теория взята из аналитической психологии. На этом фоне как-то странно звучит определённое противопоставление методов, которые, пусть и автономные, однако один из них - символдрама, явно полностью базируется на юнгианской теории, в некоторых аспектах практической техники более оформляя эту технику в определённую рамку. 

На мой взгляд, можно согласиться с тем, что аналитическая психология может обогатиться благодаря опыту, накопленному в символдраме, тем более, если учитывать, что Кататимно-имагинативная психотерапия и есть одна из школ, ответвлений юнгианского направления...

В соответствии с высказанными мною мыслями о путях развития символдрамы, автор статьи доктор Ральф Болле пишет: "...Кататимно-имагинативная психотерапия может многое получить от необъятного креативного арсенала трудов К.Г. Юнга, используя для своего дальнейшего развития многолетний практический опыт в интеграции различных невербальных методов в психоаналитическом процессе. Важным кажется мне также опыт применения концепции "автономных комплексов", который очень хорошо может быть использован, например, в работе с пациентами, пережившими травму, а также с использованием архетипических мотивов (мудрый старец и др.).

Широкое понимание символа в аналитической психологии и активная интеграция работы с невербальными формами выражения бессознательного представляют, возможно, особый интерес..." (с.34).

 

***

Подводя итог посту, хочу сказать о том, что испытываю определённое удовлетворение по поводу достигнутых практических результатов по данному вопросу. Это один из реальных результатов работы, которую я провожу со своими единомышленниками в русле интегративного подхода, преодоления методологического кризиса в современной психотерапии и консультировании. Конечно, не только установлением справедливости важен был спор об авторстве Лёйнера и влияниях на него. В значительно большей степени, это вопрос преодоления в символдраме значительного методологического хаоса, который длительное время существовал в этом направлении, а значит вопрос дальнейших путей развития метода, квалифицированного обучения методу, квалифицированной помощи пациентам и др.

Кататимно-имагинативная психотерапия широко распространилась на пространствах СНГ благодаря МОО СРС. Это одна из самых влиятельных психотерапевтических организаций СНГ, насчитывающая десятки (около 70-80, если не ошибаюсь) доцентов и обучающих психотерапевтов, значительно больше членов МОО СРС и интересующихся методом... И преодоление методологического кризиса в этой организации, восстановление родовых корней метода, может уже сейчас получить значительный положительный резонанс. В скором времени, надеюсь, такой же резонанс распространится и на всё сообщество МОКПО, затронет символдраматические сообщества Европы, чему подтверждением статья германского автора...

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments