Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Categories:

Луг зелёный, ручей, лес... - метаморфозы Либидо

С образом луга зелёного известный литератор и философ Серебрянного века Андрей Белый отождествлял Россию. Луг - многозначный символ, в котором скрыто сакральное (сокровенное, скрытое, священное) значение и материнского начала, поддерживающего и питающего, и психологического Я самого человека, который представляет, воображает такой душевный образ (конкретный образ):

 


 

Образ луга может быть предложен пациенту психотерапевта для представления, с целью активизации внутренней, психологической жизни человека и коррекции имеющихся проблем и переживаний. Фактор настроения может выражаться в погоде и времени года, времени суток, наличии или отсутствии растительности на лугу, тому, какое Солнце на небе и т.д. Дождь, буря, пасмурное настроение на лугу - могут указывать на признаки депрессии и тревожного настроения. Осенний или зимний пейзаж луга могут быть отражением фрустрации (неудовлетворённости) базовой потребности в любви и заботе матери (в особенности на первом году жизни). Также важными диагностическими факторами являются особенности растительности на лугу, размеры луга, особые детали и т.д. 

Какие яркие краски, сочная трава, множество цветов, вдали протекает речушка, светло-голубое прозрачное небо, так и хочется поваляться на таком лугу:


 

Так называемые ландшафтные мотивы тесно взаимосвязаны друг с другом и пациент свободно может переходить по ходу представления образа от луга, к ручью, а затем к горе, или к лесу...

 

***

Постараемся проследить исторические истоки психотерапевтической техники, которая связана с такими образными представлениями. Основой, базисом всех таких имагинативных техник можно считать одну из самых известных в истории психоанализа и психотерапии книг, ставшую местом рождения новой теории, книгу Карла Юнга "Метаморфозы и символы либидо", впервые изданную в 1912 году (вместо со второй частью книги):

 


 

Основным объектом исследования в книге является Либидо, или душевная энергия, во всех её многообразных формах и превращениях. И если для отца психоанализа Зигмунда Фрейда Либидо всегда остаётся сексуальным и только сексуальным, то Юнг в своей книге делает решительный шаг от такого суженного представления, и показывает Либидо, как многообразную психо-духовную энергию вообще (на подобие китайской Ци). Книга стала переломным этапом в развитии психоанализа и привела к созданию новой школы - аналитической психологии, а вместе с тем, к сожалению, послужила причиной разрыва между двумя учёнами (Фрейдом и Юнгом).

Вместе с тем, как замечает в предисловии к книге Эмилий Метнер, Юнг вынужден одним поворотом: "...положить начало своей асексуальной "энергетической" теории Либидо и продвинуться к правильной, гибкой концепции подлинного символизма" (с.12-13, в книге К.Г. Юнг. Либидо, его метаморфозы и символы. Санкт-Петербург: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 1994. - 416 с.). Толкование сновидений, как вариаций эдипова комплекса, не удовлетворяло его, поскольку такое толкование не признавало созидательной перспективы сновидения (в более поздних работах Юнг предложил метод активного воображения, или, как он иначе называл, символической драмы, драмы символов, на сцене психотерапевтического пространства).

В рассматриваемом контексте это очень важный момент - концепция подлинного символизма. Вновь слово Э. Метнеру: "Книга о Либидо развёртывает перед нами огромную вереницу символов. И в дальнейших произведениях Юнга интерес к символике ещё углубляется. Выяснение психологического значения символа составляет открытие и огромную заслугу комплексной психологии" (с.14). (комплексная психология - старое название аналитической психологии). 

Юнг считал фантазию непосредственным выражением психической энергии, и потому придавал такое большое значение символическому образу, мифу, религиозной символике. В книге автор обосновывает два вида мышления - рационально-логическое и символически-образное, чему посвящена целая глава, привлекает широкий исторический материал для трактовки символизма образов сновидений наяву. Осью исследования символизма в книге служат продукты поэтического творчества (сновидения наяву) американки Frank Miller, которая опубликовала свои поэтические фантазии в одном психологическом издании. 

 

***

Юнг пишет: "Двойное значение дерева не трудно объяснить, - стоит только понимать эти символы не анатомически, а психологически, как образы или уподобления Libido; поэтому совершенно недопустимо понимание дерева в фаллическом смысле только из-за сходства по форме; дерево точно также может означать и женщину, или матку, или мать. Единство значения заложено только в образе или уподоблении Libido" (с.225);

"Символические понятия воды и дерева, которые, как дальнейшие атрибуты, придаются символу города, также указывают на ту сумму Libido, которая бессознательно крепко прицеплена к материнской imago" (с.225);

"Материнское значение воды принадлежит к наиболее ясным мифологическим символическим толкованиям, так что древние имели полное право говорить, что море - символ рождения. Из воды возникает жизнь, с водою постоянно связаны и два божества, наиболее интересующие нас, а именно: Христос и Митра; последний, судя по изображениям, родился около реки; Христос обрёл своё второе рождение в реке Иордан; кроме того он родился из источника, родника вечной любви, из матери Божией, которую язычески-христианская легенда превратила в нимфу родника. "Родник" мы находим также и в митриацизме: паннонийская священная надпись гласит: вечному роднику. Апулийская надпись посвящена роднику вечного" (с.222).  

В этих словах и определениях значения символов мы видим истоки образно-имагинативных техник психотерапии, направленных на взаимодействие с природными ландшафтами, дающими материнскую подпитку, поддержку, помогающими развить творческий потенциал. Здесь истоки так называемой кататимной гидротерапии, представления в образе взаимодействия с образным символизмом воды (родник, следование вдоль ручья, купание и т.д.), что часто оказывается целительным для пациента. Сместив психоаналитический акцент с роли отца и эдипального конфликта на значение матери Юнг акцентирует внимание на самых ранних годах жизни человека, предвосхитив в этом таких видных более поздних психоаналитиков как Винникотт, Балинт и др. 

 




 

***

Обращаясь к мифологическому образу Гайаваты, и анализируя его происхождение и значение, автор книги о Либидо описывает, как у героя формируется умение понимать "язык природы": "Слух Гайаваты ловит в шумах природы человеческую речь и таким образом он начинает понимать язык природы. Ветер говорит: "ва-ва". Крик диких гусей тоже "вава". Ва-ва-тайзе - так называется восхищающий его светящийся жучок. Поэт превосходно описывает постепенное приведение природы в субъективную рамку и контаминацию первичного объекта, к которому относится детский лепет и от которого исходили первые звуки, с объектом вторичным, с природой в её более широком смысле; эта пирода незаметно заступает место матери; к ней приурочиваются звуки, услышанные впервые от матери и с ней же связываются все те чувства, которые ранее относились к матери и которые мы впоследствии вновь открываем в себе, когда нас охватывает горячая любовь к матери природе. Позднейшее, то пантеистически-философское, то эстетическое слияние чувствительного культурного человека с природой, есть вторичное слияние с матерью, которая была для нас некогда первым объектом и с которой мы когда-то уже были действительно одним неразрывным целым" (с.318-319).

 

И.И. Шишкин. Утро в сосновом лесу:


 

 

***

Важный мотив "Пещеры" акцентирует внимание на работе с глубинными слоями бессознательного, с самыми тёмными его аспектами. Если Мать-Деметра представляет один спектр материнского архетипа, собственно Мать, то Геката-Колдунья представляет другой спектр матерински-женского, связанный с глубинным измерением. Об этом архетипе Юнг пишет: "Геката есть самая главная богиня ночи и привидений, т.е. мар" (с.347), "Её, как мать-смерть, сопровождают собаки, значение которых мы подробно выяснили выше. Собственно говоря, она тождественна с Цербером, как охраняющим двери Гадеса и богиня собак, имеющая тройной вид. Таким образом Геракл приносит под видом Цербера побеждённую им мать-смерть. Она же, в качестве матери призраков (луна!), посылает безумие, и сомнамбулизм. (Это мифическое примечание доказывает, что "мать" посылает безумие; и действительно, большая часть душевных болезней проистекает из овладевающих индивидуумом фантазий кровосмешения) (с.347), "Там же, где сходятся или расходятся дороги, ей приносили в жертву собак, туда бросали тела казнённых; жертва совершается на месте соединения. Стало быть, значение жертвы на таком месте состоит в том, что матери воздаётся нечто на месте соединения или на расщелине" (с.348), "Змеи и собаки также охраняют сокровища. Хтоническим богом всегда была змея, обитавшая в пещере, и которую кормили жертвенными пирогами, приносимыми умершим" (с.349), "Священная пещера в кооском храме состояла из прямоугольной ямы, на которой лежала каменная крышка с четырёхугольным отверстием; это устройство соответствует цели тезавра (клада): змеиная нора превратилась в место, куда бросали деньги, в основную жертву, а пещера в "клад"" (с.349).  

 

Один из образов Гекаты-Колдуньи:  


 

Один из образных представлений безумия - глаз Гора (злой бог пустыни Сет, желая править вместо него предательски убил Осириса, разорвал его тело на 40 кусков и разбросал по всему Египту):


 

 

***

О символизме такого важного мотива как "Куст розы", Юнг пишет в разделе под названием "Розе": "Роза есть символ любой женщины ("Шиповник" Гёте). Она цветёт и в девичьем "саду роз". Поэтому она является простым, прямым символом Libido" (с.367).

Алая роза (сексуальное Либидо):


 

Белая роза (платоническое Либидо, чистота):


 

 

***

Таким образом, рассмотрены исторические истоки кататимно-имагинативных техник психотерапии, восходящие к книге Юнга "Метаморфозы и символы Либидо", которая, на мой взгляд, должна быть положена в основу обучения таким техникам работы.   

Один из близких знакомых Юнга, идеолог русского символизма Андрей Белый отождествлял образ "луга зелёного" с Россией и её новыми, светлыми временами (а народы Украины и России тесно взаимосвязаны, в том числе и общими символами). В статье "Луг зелёный" из одноимённой книги он пишет: "И дышит луг зелёный. И тонкие злаки, волнуясь, танцуют с цветами. И над лугом встаёт луна. И аромат белых фиалок просится в сердце. И воспоминается тысячелетняя жизнь зелёного луга. И забытая мировая правда - всколыхнулась...".  

 


 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments