Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Category:

КПО - 1/3 АП

Это несколько замысловатое название расшифровывается так: Кататимное переживание образов - это 1/3 часть аналитической психологии. Новые аргументы в пользу такой позиции далее в моём посте: 

В продолжение рассмотрения описанных ранее вопросов взаимосвязи аналитической психологии и символдрамы, в подтверждение позиции о том, что Х. Лёйнер позаимствовал из АП основные теоретические постулаты и многие техники и приёмы работы, рассмотрим вопросы регрессии и эмоционально корректирующего воздействия. Профессионалы в этом вопросе знают, что регрессия и эмоциональное воздействие в процессе регрессии вообще являются теоретическим базисом, основой символдрамы. Также Лёйнер часто опирался на тех постфрейдистских психоаналитиков, которые обращались к рассмотрению ранних лет жизни и писали о значимости матери для раннего развития ребёнка.

Теперь посмотрим, откуда взяты эти теоретические положения!..

Для дальнейшего ведения этой дискуссия я буду делать важные цитаты из объёмной, серьёзно проработанной книги (написанной в соавторстве рядом влиятельных юнгианских аналитиков) под названием "Кембриджское руководство по аналитической психологии" (М.: Добросвет, 2006. - 472 с.). Важные моменты я выделяю подчёркиванием текста!..

Важно обратить внимание на то, что некоторые значимые позиции, которые заняли многие постфрейдисты, и которые относятся к современному психоанализу, были представлены в ранней теории аналитической психологии (которую хорошо знал Лёйнер, проходивший юнгианский анализ!). Цитата из книги:

"Нередко отмечается, что всё здание современной психотерапии немыслимо без трудов Фрейда. Вероятно, во многих отношениях это так. Однако постфрейдистские психоаналитики занялись пересмотром, переформулировкой и развитием великого множества изначальных идей Фрейда - в результате многие из центральных положений и свойств современного психоанализа напоминают позиции, занимаемые Юнгом в ранний период его творчества. Это не означает, что мы можем приписать Юнгу всю ответственность за все интересные открытия современного психоанализа, или что он проработал современные проблемы столь же детально, как и психоаналитические мыслители. Но, как заметил Паул Розен (1976, с. 272): "Несколько ключевых фигур психоанализа могут сегодня пошатнуться, если аналитик представит взгляды, аналогичные взглядам Юнга в 1913 году". Такую фразу можно произнести после рассмотрения некоторых наиболее важных положений, в которых Юнг выступал в качестве своего рода предшественника современного развития, чаще связываемого с "постфрейдистскими" психоаналитиками.

1) Эдипова психология Фрейда центрирована на отце и не занимается возрастом младше четырёх лет. Юнг же, напротив, развивал психологию, "основанную на матери", где влияние прослеживается часто в значительно более раннем возрасте, даже в пренатальных событиях. Поэтому Юнга можно рассматривать как предшественника работ Мелани Клейн, британской школы теоретиков объектных отношений, таких как Ферберн, Винникотт, Гантрин и Балинт, и как создателя теории архетипов - этологических по своему происхождению - работ Боули о привязанности.

2) С точки зрения Фрейда, бессознательное создано подавлением, и это - личностный процесс, производимый от жизненного опыта. С точки зрения Юнга, оно имеет коллективную основу. Это означает, что бессознательное обладает врождёнными структурами, которые сильно влияют на его содержание и, возможно, определяют его. Не только постъюнгианцы занимались развитием и модификацией теории архетипов. Если сделать обзор работ таких психоаналитиков, как Клейн, Лакан, Шпиц и Боули, то можно обнаружить такое же внимание к пре-структурации бессознательного. То, что бессознательное структурировано как язык (точка зрения Лакана), мог бы с лёгкостью утверждать и Юнг.    

3) Фрейд видел психологию человека в мрачных тонах, и, учитывая историю столетия, это представляется рациональной позицией. Однако настойчивость, с которой Юнг утверждал о существовании творческого, целесообразного и неразрушительного аспекта человеческой психики, находит отклик и резонанс в работах таких авторов-психоаналитиков, как Милнер и Райкрафт, а также в работах Винникотта об игре. Аналогичные связи можно найти с работами таких великих первопроходцев гуманистической психологии, как Роджерс и Маслоу. Утверждения, что психика знает, что для неё хорошо, что она способна к саморегуляции и даже к самоисцелению, приводит нас к самой сердцевине современных представлений об "истинной Самости", подобных, например, обнаруживаемым в послежних работах Болласа" (с.33-35). 

Мы сейчас не будем касаться вопроса о том, "какие ключевые фигуры психоанализа могут пошатнуться", если детально рассмотреть взгляды Юнга 1913-х годов, однако следует заметить, что если психоаналитики могли идти собственным творческим путём (возможно не зная всех нюансов теорий Юнга), однако дипломированный юнгианский аналитик Ханскарл Лёйнер, вероятнее всего, был хорошо информирован о них (а потому очевидны прямые заимствования!).  

В общем, основные темы теории символдрамы, такие как обращение к раннему возрасту и образу матери, регрессия, а вместе с тем творческая и саморегулирующаяся основа психики - это всё темы, хорошо проработанные в аналитической психологии. И частые ссылки Лёйнера на современных психоаналитиков, просто затуманивают понимание данного вопроса (злой бог пустынь Сет рвёт на части теорию Юнга).

***

Более подробно рассмотрю вопрос исцеляющих аспектов регрессии в теории Юнга:

"Регрессия - это мощное явление: оно содержит и болезнь, и потенциальное лечение. Либидо нуждается в том, чтобы вернуться назад и пройти фазу взаимосвязи родитель - ребёнок, с тем, чтобы достигнуть глубинных источников психической энергии. Эта способность регрессировать, особенно проходить через детские конфликты и травмы, является другим саморегулирующим механизмом души. Юнг считал регрессию и интроверсию не только потенциально адаптивным, но и sine qua non успешного лечения. По мере того, как либидо регрессирует и в течение болезни обращается внутрь, символы (такие, как "прыжок в реку") всплывают из бессознательного. Эти символы не подвергаются цензуре, не искажаются и не являются просто знаками для чего-то ещё. Фрейд считал, что формирование символа нужно для защиты от инфантильных бессознательных побуждений. Юнг полагал, что назначением символа является переход либидо с одного уровня на другой с указанием пути для будущего развития. Символы подобны живым существам, наполненным значением и способным действовать как преобразователи психической энергии. 

Символы говорят на языке архетипов par excellence (по преимуществу). Они исходят из архаического магического уровня души, и являются потенциально излечивающими, деструктивными или пророческими. Символические образы - настоящие преобразователи психической энергии, потому что символический образ вызывает совокупность архетипов, которые он отражает. Образы вызывают цель и мотивацию инстинктов через психоидную природу архетипа. И они сохраняют своё значение независимо от того, правильно или нет они понимаются. Например, фантазия о "прыжке в реку" может запустить очень реальный психологический процесс излечения. Энергия либидо связывается с образом и в этой форме может быть частично ассимилирована эго, приводя к высвобождению психической энергии для сознательного использования. Юнг был очень заинтересован в использовании таких техник, как рисование, живопись и активное фантазирование для выражения символических образов. Это эстетическое выражение имеет свои собственные целебные свойства, и как только джин оказывается, так сказать, в бутылке, диалог с ним начать легче. Использовавшиеся Юнгом техники рисования, живописи и игры были освоены детскими аналитиками и множеством других клиницистов" (с.112-114);

"Бессознательное имеет свой собственный мифопоэтический язык и точку зрения на происходящее, хотя этот язык не имеет отношения к вербальному языку. Фактически, Юнг постулировал (CW) "два типа мышления" (р. 7), рациональное и иррациональное, идею, которая предвосхитила более поздние открытия учёных, касающиеся природы двух полушарий мозга и различных типов обработки информации. Символизирующая, образная часть разума работает по аналогии и соответствию, а не по рациональному объяснению. Юнг считал, что широкое распространение этого типа мышления указывает на его архетипическое происхождение. Чем глубже регрессия, тем больше возможностей попасть "во владения" образного типа мышления. Вот почему Юнг интерпретировал современные сны и фантазии в свете архаических мифологических мотивов ("метод архетипической амплификации)" (с.114);

"Целью анализа (юнгианского. - Прим. Р.Е.) является придание психической энергии нового импульса по направлению к развитию (с помощью переживания символического бессознательного материала). Значительный вклад Юнга заключался в том, что он настаивал на символической и творческой функции бессознательного материала, излечивающей силе образов и направленной на будущее тенденции души (использующей регрессию во время стресса и роста). Но он был совершенно уверен в том, что нельзя ничего достигнуть и можно многое потерять, получая per se регрессионный материал. Опережая своё время, он обращался к проблемам зависимости, регрессии и тайного соглашения, которые продолжают являться серьёзными нерешёнными задачами современной психотерапии" (с.118). 

Как видим, то, что стало теорией и практикой символдрамы - это в своём большинстве значительная часть аналитической психологии. Тем более любопытно, как Лёйнер решил "пошутить", называя "свой" метод символдрамой, т.е. драмой символов, лечением при помощи символизма, что является базисом в АП. Так даже и в названии он не был оригинален, просто позаимствовав те названия, которые Юнг применял к открытой им технике активного воображения

Другое название метода символдрамы - Кататимное переживание образов, или Кататимно-имагинативная психотерапия, опять-таки, явно указывает на одну из центральных тем Юнга:

"Юнгианский психологический подход к проблеме формирования психических образов является в наше время плодотворной альтернативой противостоянию позиций деконструкции и универсализма (эссенциализма). Юнг, отдавая образу роль промежуточного звена между субъектом и объектом, открыл новую перспективу понимания образа и его функции в создании нашего чувства психической реальности. Его идея о том, что психический образ - это мост между идеями и вещами, выходит за пределы развёрнутой в средние века дискуссии между номинализмом и реализмом. Юнг обозначил свою точку зрения как промежуточную третью позицию, esse in anima, между двумя другими - деконструкцией и универсализмом. Психические образы указывают на то, что выходит за их пределы: и на "историческую конкретность" окружающего нас мира, и на "эссенции" и "универсалии" сознания и метафизики" (с.138);

"Юнг строит свою теорию исходя из реальности мира образов. Образ - это тот мир, в котором разворачивается опыт. Образ - это душа. Для Юнга мир психической реальности не является ни миром вещей, ни миром бытия. Это мир "образа как такового"" (с.121-122).

***

Да, любопытно, в свете сказанного выше, поразмышлять над двумя названиями "авторского" метода Лёйнера - символдрама и КПО, так сказать, лингвистический анализ произвести... Ох, уж, этот ХансКАРЛ Лёйнер... Интересно, а если бы его назвали ХансЗИГМУНД, возникла бы символдрама?..

***

Мне представляется, что КПО является приблизительно 1/3 частью АП, без теории психологических типов и синтеза полярностей, без акцента на архетипах (но мотивы, фактически, Лёйнер пытался выстроить в некий универсально-архетипический ряд) и некоторых других составляющих. Лёйнер позаимствовал из АП то, что подходило под его визуально мыслящий психологический тип - интуитивно-логический экстраверт или визуал-сциентик. Многие Дон-Кихоты вообще верят в свою творческую исключительность, гениальность, и не удивительно, что душевное заболевание Лёйнера на почве его психотипа ИЛЭ приобрело такие формы бреда изобретательства... 

К слову, в гипотезу о ТИМе Лёйнера - Дон-Кихот (ИЛЭ) хорошо вписывается следующее (из книги "Символдрама. Введение в основную ступень): "Х. Лёйнер рассказывает везде, где только представляется возможным, о своих открытиях, выступает с докладами, проводит семинары и презентации. Х. Лёйнер восхищался потрясающей эффективностью созданных им методов лечения и умел повсюду вызвать такое же восторженное отношение" (с.107). 

Как замечает соционик Р.К. Седых в книге "Информационный психоанализ. Соционика как метапсихология" о визуал-сциентиках: "Наиболее сильная сторона ВС - умение замечать возникающие возможности. Чем они неожиданнее и чем больше впоследствии могут дать, тем они привлекательнее для визуал-сциентика. Поэтому, занимаясь деятельностью, не связанной с разработкой перспективного направления, или общаясь с неинтересными людьми, он рискует заболеть от скуки" (с.77-78).  

И всё-таки ловко Дон-Кихоту-Лёйнеру удалось использовать такую возможность, как почти полное заимствование идей другого человека, выстроить на этом карьеру и пребывать на пъедестале короля имагинативных методов ещё и после своей смерти... До 2010-го года удавалось!.. 

***

А сейчас, однако, возникает вопрос, когда же на сайте МОО СРС можно будет увидеть хотя бы некоторые признаки признания исторической правды в отношении авторства на КПО?!! 

Мы ждём ещё некоторое время!.. Далее (если на сайте МОО СРС мы не увидим никаких информационных перемен), уже конкретно будет разослана вся информация по данному вопросу ( доказательная база!) на электронные адреса доцентов и обучающих психотерапевтов МОКПО, на адреса членов правления ОППЛ и других психотерапевтических организаций, а также будет поставлен вопрос об отмене авторства Лёйнера в Федеральной службе по интеллектуальной собственности РФ. Мне представляется, что руководству МОО СРС лучше самому изложить представителям МОО СРС ситуацию по вопросу авторства, нежели с нашей подачи...       

***


 

Вильям Стюарт первым выразил своё критическое отношение к МОКПО в своей книге:


Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments