Ruslan Eslyuk (esluk) wrote,
Ruslan Eslyuk
esluk

Дальнейший анализ

Поразмышляем дальше...

Посмотрим в кругу каких идей находился Лёйнер и его ближайшие ученики. В книге "Символдрама. Введение в основную ступень" пишется следующее:

"1955-1957 гг. Х Лёйнер разрабатывает техники психотерапевтической работы с символическими существами. Чтобы вступить с ними во взаимодействие, он предлагал своим испытуемым представить "отверстие на болоте" или "вход в пещеру" и понаблюдать некоторое время, что будет происходить. Потом Х. Лёйнер давал суггестивную инструкцию: "Представьте, что из болота или пещеры сейчас выйдет какое-то существо, животное или человек...". Появляющиеся существа часто вызывали у пациента большой страх, который Х. Лёйнер называл "ужасом Горгоны". Х. Лёйнер просил испытуемых, несмотря на страх, наблюдать за этим существом и описывать во всех подробностях. Через некоторое время - максимум через 30 минут - существо становилось приветливым и не таким страшным, и Х. Лёйнер предлагал испытуемому медленно приблизиться к существу и, если будет возможно, погладить его. Таким образом, Х. Лёйнер в эти годы фактически начинал курс психотерапии с высшей ступени символдрамы. Х. Лёйнер считал, что это способствует катарсическому выходу аффективного напряжения и ассимиляции расщеплённых враждебных комплексов" (с.106. - выделено Р.Е.).  

Посмотрим на основное содержание статьи Лёйнера "Психотерапия базисных расстройств при помощи символдрамы" ("Символ и Драма: сцена психотерапевтического пространства", 2000, № 2). Основная тема, рассматриваемая в это статье, лечение при помощи символдрамы базисных расстройств, т.е. глубоких расстройств личности, связанных с расщеплением и примитивным нарциссизмом, достижение лечебного эффекта через фантазию.

В коротком резюме статьи содержится, можно сказать, ключевая констелляция личного содержания Лёйнера, проецируемого в данную тему. Вот как он сам об этом пишет: "Я коротко описал наиболее важные аспекты: возрастная регрессия, удовлетворение архаических потребностей, замещение утраченного объекта, проработка объектного расщепления и использование в символической форме функции "проводника"" (с.41-42). 

Иначе говоря, это именно те аспекты, которыми он сам подспудно живёт, это содержание его психики. Для Лёйнера жить символдрамой и темой фантазирования совершенно естественно, так как фантазирование и попытка заменить утраченный объект в фантазии стали его ведущей потребностью, граница между реальностью и вымыслом стала размытой

Мы видим эту размытость между собственной личностью и личностью другого человека по той степени заимствований, которую Лёйнер совершает по отношению к наследию Юнга, с которым он подробно знаком. Вместе с тем  то, что Лёйнер обрёл для себя "новое решение" проблемы с утраченным объектом, наполнило его глубочайшей (бредовой) уверенностью в великую ценность символдрамы, как лечебного метода, которую он настойчиво передаёт своим ученикам (я не отрицаю высокого целительного эффекта данной технологии, просто указываю на корни мотивации действий Лёйнера). 

В разделе "Замещение утраченного объекта" по этому поводу он пишет: "Эго пытается заместить утраченный объект, создавая его образ (imago). Нарциссическая боль, сопутствующая утрате, успешно отрицается. Это отчётливо видно в ситуации переживания горя в связи с утратой. Психическая энергия забирается из внешнего утраченного объекта и перераспределяется в направлении замещения или даже наложения интроекта. Следуя из этого, становится очевидным, что в случае, когда основной объект был утрачен в первые два года жизни, сильное регрессивное нарциссическое или оральное желание "ухватить, удержать объект" может быть сбалансировано с помощью "замещающей интроекции" уже во взрослой жизни" (с.33. - выделено Р.Е.). 

Эти идеи Лёйнера о "замещении" утраченного объекта при помощи создания его образа, и даже о наложении интроекта, на мой взгляд, превосходно вписываются в канву замещения субличностью Лёйнера под названием "Гор-Новый Осирис (собранный из разорванного старого)" личности и идей Карла Юнга. Говоря иначе, в некотором роде Лёйнер чувствовал себя Юнгом, наложил свою личность на его личность, и потому он спокойно забрал многие идеи швейцарского учёного. Правда, другая субличность - "Злой бог пустынь Сет", продолжала рвать Юнга на множество кусков. Лёйнер смотрел на значимый для него объект и его наследие двумя разными глазами Гора (с головой сокола) - лунным и солнечным. 

Ведь фактически и этот термин - "имаго" (imago) также позаимствован у Юнга, без всяких ссылок на него. В книге "Критический словарь аналитической психологии" Э. Самуэлз, Б. Шортер, Ф. Плот пишут: "Имаго (Imago - лат.). Термин введён Юнгом в 1911-1912 годах (Собр. соч. Т. 5) и принят в психоанализе. Когда вместо понятия "образ" используется "имаго", подчёркивается тот факт, что образы генерируются субъективно, особенно образы других людей. Это означает, что объект воспринимается согласно внутреннему состоянию и динамике субъекта. Имеется и существенное специфическое дополнение - многие образы (напр., образы родителей) возникают не из непосредственного личного опыта восприятия родителей определённым образом, но основываются на бессознательных фантазиях или вытекают из действия архетипа" (с.60). 

Видимо, обдумывая эту идею Юнга об имаго, о том, что образы родителей в какой-то степени дорисовываются воображением ребёнка, у Лёйнера возникло озарение (которое могло означать начало болезни, бредовой интерпретации действительности): "...сильное регрессивное нарциссическое или оральное желание "ухватить, удержать объект" может быть сбалансировано с помощью "замещающей интроекции" уже во взрослой жизни" (статья Лёйнера, с.33).                    

Тогда то в символдраме и фантазировании Лёйнер в буквальном смысле обретает вторую жизнь - теперь в фантазии можно сделать то, что нельзя сделать в реальности. И Лёйнер с маниакальным энтузиазмом начинает продвигать эти столь жизненно важные для него идеи в жизнь. 

Продолжая далее развивать мысль о замещении в фантазии утраченного объекта он пишет: "Открытие такого эффекта применения символдрамы является одним из самых больших сюрпризов в процессе развития данного метода" (с.33-34. - Выделено Р.Е.).     

И несколько далее, цитируя слова его 45-ти летнего пациента у которого заживали раны при обращении к воображаемому образу "негритянской мамы": "...я изменил свою референтную личность, согласно этому настроению и создал "позитивную замещающую мать (counter-mother)", которая основывалась на образе негритянской матери. Я могу ещё раз подтвердить то, что способность толстой негритянской матери отдать мне столько преданности, было для меня громадным опытом, конкретным, реальным опытом. Невероятно - фигура, созданная фантазией, удовлетворила мою душу, компенсировала нечто недостающее. Я сперва должен это хорошо проработать, прожить..." (с.34. - Выделено Р.Е.).      

Вот в том то и дело, что ещё нужно проработать, прожить, что будет далее из такого удовлетворения архаических потребностей в образе?!! Не начнётся ли срыв плотины, разрушение мостов и т.д.? Известно, что Лёйнер запрещал в образах заходить в море... И после него эта традиция стала восприниматься символдраматистами как некий излишний запрет, как что-то чисто его личное, и в море стали пускать... В статье "Шизофрения" по поводу латентных и компенсированных состояний шизофрении Юнг пишет следующее: "...латентный шизофреник всегда должен считаться с возможностью неудержимого распада. Его представления и понятия могут потерять свою компактность, связь с другими ассоциациями и соразмерность, вследствие чего он боится непреодолимого хаоса случайностей",  "Или же твердь, на которой он стоит, начинает колебаться, стены гнуться или движутся, земля становится водой, буря уносит его в воздух..." (с.342 в книге Юнг. К.Г. "Избранное". - Мн.: ООО "Попурри", 1998). 

Вспомним, что символдрама преподносится как особым образом структурированная теория, и этот порядок мотивов и чёткая регламентация поведения психотерапевта, не напоминают ли защиту Лёйнера от "непреодолимого хаоса случайностей"?.. 

В книге "Символдрама. Введение в основную ступень" автор пишет в этой связи: "Из многих направлений психотерапии, использующих образы в лечебном процессе, символдрама является наиболее глубоко и системно проработанным, технически организованным методом..." (с.7);

"Можно выделить четыре основных критерия, по которым символдрама отличается от других психотерапевтических методов, использующих представление образов в психотерапевтическом процессе:

1) использование представления образов по чётко разработанной схеме - главный и основной инструмент психотерапевтического воздействия метода символдрамы, в то время как в других имагинативных техниках обращение к работе с образами (что делает в своей практике, наверное, каждый психотерапевт) часто бывает случайным, фрагментрным и непоследовательным;

2) метод символдрамы системно структурирован, описаны все последовательные шаги его использования в зависимости от конкретных показаний; чётко определено, что и как нужно делать на каждом этапе работы" (с.8). 

Как видим, по степени структурированности и регламентации символдрама отличается от всех других методов иммагинации и этот принцип сделан в ней самым главным, первым!.. 

Если вся жизнь человека является сплошным "сновидением наяву", где границы реальности и вымысла размыты, а порою и стёрты, то что-то же должно компенсировать такую тенденцию, сохранять хрупкий мир психически больного человека в некотором устойчивом равновесии? Тут вот и появляется чёткая структура мотивов и жёсткая регламентация, чего больше нет ни в одном другом методе, использующем воображение.  

Лёйнер замечает в статье: "Важно отметить, что при технике "грёз наяву", с присущей ей контролируемой регрессией и высокой подвижностью энергетического катексиса, происходит настолько глубокое расслабление на уровне первичного процесса (primary procedure), что до некоторой степени удовлетворяются долговременно подавляемые оральные, а также, с другой стороны, нарциссические архаические потребности. Такая обширность фундаментального орального опыта для пациента оказывается сюрпризом" (с.35).

***

Какие идеи нёс отец-Лёйнер своим детям-последователям его учения? Посмотрим, для примера, на статью "Ведьма", опубликованную в том же журнале прямо рядом со статьёй всемогущего "патриарха символдрамы", открывшего в ходе "озарения", что в образе при богатой фантазии и "контролируемой регрессии ради прогрессии" можно достичь не только замещения, но и наложения интроекта?.. 

К слову, Дмитрий Залесский был согласен со мной по поводу статьи "Ведьма", его ответ однозначен: "Это - нормально, если есть желание увести пациента от процесса индивидуации!". Т.е. если есть желание сбить пациента-клиента с пути истины, говоря проще, то, пожалуйста - мотив "Ведьма"... 

Вроде бы красивая и благородная обёртка: "Иногда желания пациентки несут в себе элементы агрессивного поведения, ведьме хочется пошкодить, попакостить. В этом отношении символдрама даёт возможность социально приемлемым способом в безопасной для окружающих форме выразить, вылить вовне естественные агрессивные тенденции. Выходит наружу то, что уже давно накопилось, но сдерживалось в глубине души женщины. Иначе блокада агрессии, "ущемление аффекта", как это явление в своих ранних работах называл З. Фрейд [19], может стать причиной невротических и психосоматических расстройств" (с.14-15).

Однако как выходят "социально приемлемым способом" эти ущемления аффектов на самом деле - посмотрим далее, и то, мотивирован ли такой выход агрессии?.. 

Пациентка, представившая себя сверхмогущественной ведьмой и трансформирующейся в разных животных, проникает в незнакомый ей замок:

"Как выглядит хозяин замка?

Высокий, крупный мужчина 40-45 лет. Чёрные волосы до плеч с проседью. Одет как богатый человек. 

На каком расстоянии от Вас он находится?

Он стоит на втором этаже и внимательно на меня смотрит. Я боюсь, что он меня обнаружит, догадается, кто я есть на самом деле. 

Вы ведьма и можете превратить его в кого захотите (выделено Р.Е.).

Я превращу его в коня.

Где он сейчас находится?

Он стоит на втором этаже замка и с недоумением себя оглядывает.

Как он выглядит?

Он чёрный, с белой грудью и белыми боками.

Что Вам хочется сделать?

Мне хочется поскакать вместе с ним по лугу. Мы скачем, трава высокая, сочная, приятное ощущение от движения. От коня исходит сильный, резкий запах пота. 

Что Вам хочется сделать? Вы ведьма и можете наслаждаться властью и силой (выделено Р.Е.).  

Я отвела его далеко от замка. Мне приятно его недоумение по поводу происходящего. 

Теперь я хочу попросить Вас, чтобы Вы поискали место, где можно было бы сегодня попрощаться с образом и может быть, что-нибудь сделать на прощание. 

Я превращаю нас в людей, наслаждаюсь его недоумением, предвкушаю, как далеко ему добираться до замка (выделено Р.Е.) и убегаю в лес" (с.16-17). 

Что особо бросается в глаза в данной истории? Это абсолютная немотивированность проявления агрессии "ведьмы" против незнакомого ей мужчины, и то, как настойчиво психотерапевт поощряет и даже подталкивает пациентку к асоциальным действиям (пусть и в образе). Этот мужчина - не муж, бросивший с двумя детьми на произвол обстоятельств, не брат, терзавший в детстве сестру за косички, не... Да вообще совершенно незнакомый мужчина, и генезис этого образа для пациентки так и остаётся неясным, вместо прояснения образа её прямо таки активно подталкивают к насилию над этим мужским персонажем... Ох уж эти "проклятые" мужчины, как их хочется унижать и рвать на части некоторым последователям "доброго" отца Лёйнера... Ох уж эти техники удовлетворения архаических потребностей в образе... 

"В имагинативном сценарии проигрывается желанный реванш за прежние поражения и унижения. В то же время демонический потенциал ведьмы помогает высвободить вовне накопившуюся и сдерживаемую агрессию" (с.19).       

А мне вот представляется, что в таком имагинативном сценарии проигрываются разные варианты статей УК... Так и летают веером за...  

К слову, уважаемые авторы статьи ссылаются - для подтверждения своих идей - на образ Маргариты из романа "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова. По-видимому, это от не знания того факта, что Маргарита - вовсе не романтический герой, а отрицательный персонаж, и Булгаков лишь ради шутки в некоторых эпизодах идеализирует её, а его шутку приняли всерьёз... Подробно об этом пишет в своей книге ""Мастер и Маргарита": за Христа или против?" диакон Андрей Кураев (Изд. 2-е, испр. и доп. М., 2006. - 176 с.). Я недолюбливаю диакона Андрея за некоторые моменты, но эта его книга блестяща и по изложению, и по знанию литературных тонкостей, и по широкой эрудиции в разбираемых вопросах. 

Что там у нас с личной психотерапией? Когда-же мы наконец будем идентифицировать себя с положительными мужскими персонажами (такими как отец Александр Мень, Шри Чинмой, Чак Норрис и др.)?.. 

Цитата из той же статьи "Ведьма": "Мужская идентификация развивается не автоматически, благодаря обусловленности мужским биологическим полом. Она проходит долгий путь становления с многочисленными кризисами и проблемами. В результате получается, что во многом мужская идентификация - это результат ранних фрустраций в отношениях с матерью. Её можно считать реактивным образованием, созданным для защиты от угрозы слияния с матерью" (с.6). 

***

Ладно, хватит об этом. Теперь нужно думать о том, как выводить МОКПО и МОО СРС из кризиса идентичности, чтобы не пострадали люди, не потеряли свой профессиональный статус (ведь они не виноваты, что Лёйнер всех их подставил, сам, однако, не ведая, что творит). Наверное, широкое освещение этих вопросов для членов МОО СРС следует оставить на сентябрь (чтобы дать людям возможность отдохнуть летом, не волновать в этот период).  

Однако было бы хорошо, если бы уже сейчас (или в ближайшее время) на официальном сайте МОО СРС появилась информация о том, что были вскрыты некоторые факты в отношении особенностей влияния Карла Юнга на творчество Ханскарла Лёйнера (к слову, обращает на себя внимание и двойное имя Лёйнера - ХансКАРЛ), и вскоре символдрама будет менять свой курс с психоаналитического на юнгианский. На мой взгляд, это может быть и небольшая (не раскрывающая всех нюансов содержания) заметка, на значимых страницах сайта... Время, когда "Вы ведьма и можете наслаждаться властью и силой" в имагинативном асоциальном пространстве - заканчивается, и начинает действовать принцип реальности - отцы-патриархи возвращаются на своё законное место.           

 

         

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments